"Караван историй"

Исторически – фантастический роман. Автор: А. Гусельников.

Глава первая. “Менгу-Тимур”

История третья

Глава первая.  «Менгу-Тимур»

1181 год, Чильгир-Боко, правнук  еврейского купца Рахамима и нормандки Эммы, во время военного похода захватывает в наложницы  первую жену монгольского хана  Тэмуджина,  красавицу Бортэ.

1182 год, Тэмуджин во главе войска монголов  нападает на племя Торгут, убивает  война Чильгир-Боко, освобождая свою любимую жену Бортэ.

Сентябрь 1182 года  у Тэмуджина и Бортэ на свет появляется мальчик. Родители дают малышу имя Джучи. Первый сын Тэмуджина  отличается своей внешностью от остальных детей  монгольского хана.  Джучи высокого роста со  светлыми волосами, и голубыми глазами.  Тэмуджин жестоко расправляется с людьми,  распространяющими слухи  об его любимой жене  Бортэ, и его первенце Джучи.

1206 год, монгольский курултай на берегу реки Онона. Создание   Великого Монгольского Государства – Монгол Улс. Монгольский хан – воин Тэмуджин, избирается великим ханом, получая  титул Чингисхана.

Двадцать один год правления Чингисхана,  монголы подчиняют Великому Монгольскому государству, территории Восточной Европы  и  Юго-Восточной Азии.

Основой  Монгольской империи стал свод законов, Чингисхана: Коммуникации;  Терпимость к вероисповеданию; Закон для  всех.

1227 год, Чингисхан руководит многочисленной монгольской армией в военном походе против Тангутского царства, расположенного в северо-западной части китайского царства Сун. Великий хан Монгольской империи, физически чувствует первые признаки болезни разрушающей его тело.  Неизвестная болезнь за несколько месяцев превращает  физически сильного Чингисхана в дряхлого старца. Великий хан созывает совет, приглашая  на него своих сыновей. Чингисхан хочет обсудить с сыновьями дальнейшую судьбу Монгольской империи.

Правитель Улуса Джучи, старший сын Чингисхана под предлогом болезни, отказывается от приглашения отца. Слабеющий от болезни Чингисхан в ярости. Великий хан приказывает войску Чагатайского улуса выступить военным походом  против, своего старшего строптивого сына Джучи.

Чагатай, второй сын Чингисхана, советует своему умирающему отцу, не использовать монгольское войско, против старшего сына, а дать возможность Джучи, тихо умереть в своей постели.  Чагатай отправляет посланцев от имени Чингисхана  к Джучи, которые исполнят волю Великого хана.

Осень 1227 года, гонцы, приносят известие Великому хану о внезапной смерти  его старшего сына Джучи. Умирающий Чингисхан осознает, что руками Чагатая убил своего старшего сына. Чингисхан понимает, что в порыве гнева, позволил своим сыновьям, рвущимся к власти, начать войну друг с другом. Чингисхан перестаёт общаться с Чагатаем, собирает курултай, и назначает своим приемником третьего сына Угэдэя.

Через неделю после получения известия о смерти хана Джучи,  умирает Великий хан, объединивший   монгольские  племена  и создавший великую империю, но посеявший вражду  и ненависть между своими сыновьями и их семьями.

После внезапной смерти  хана Джучи, 1227-1255 годы Улус Джучи  возглавляет его второй сын  хан Бату.

1235 год, монгольский курултай поручает возглавить поход на северо-запад,  против булгар, половцев, княжеств Киевской Руси, против Польши, Венгрии и Далмации, внуку Чингисхана,  хану Бату.

Хан Бату завоёвывает, и подчиняет  Золотой Орде, и Монгольской империи, ослабленные междоусобными войнами  княжества Киевской Руси.

1242 год, хан Бату  вызывает в Золотую Орду, русского князя Ярослава Всеволодовича. Правитель Улуса Джучи, передаёт князю ярлык на правление  захваченных и разграбленных монголами городов  Киев, Владимир и других городов-княжеств, входивших в состав Киевской Руси.

В замен, князь Ярослав Всеволодович обязуется организовать собор  дани с подвластных ему городов, и своевременную отправку  дани в ставку хана Бату.

1243 год, Князь Ярослав Всеволодович переносит столицу Киевской Руси из города Киева, в город Владимир.

1246 году в семье хана Тукан из рода Чингизидов, третьего сына хана Бату, появляется на свет мальчик, наделённый не обычной для монголов внешностью. Родители дарят малышу имя Менгу-Тимур.

Моё детство нельзя назвать счастливым или несчастливым. Моё детство  – это враждебный окружающим меня мир. Моя внешность была для меня проклятием, и защитой моей жизни.

Моя мама, третья жена хана Туркана, была единственной женщиной на земле, с которой я мог говорить, и бесконечно задавать один и тот же вопрос: «Мама почему я не похож на своих братьев и сестёр?»

Мама гладила меня по голове, и отвечала: «Менгу-Тимур, ты похож на своего прадеда, хана Джучи, основателя рода чингизидов, первого сына Великого Чингисхана!»

Я рефлексировал на вызовы окружающего меня враждебного мира, в результате появилось понимание, как противостоять агрессивной среде, в которой я нахожусь.

Первые семь лет моей жизни – это бесконечные насмешки по поводу моей внешности, и изоляция в общении со сверстниками и братьями. Моя реакция – это ненависть к окружающему меня обществу.

Мама переживает вместе со мной, и успокаивает меня, рассказывая истории о могущественном хане Джучи, подарившего жизнь, землю, небо, реки, своему роду, создавшего и возглавившего Улус Джучи,  на которого я очень похож. Мама ласково  называет меня своим волчонком.

Отношение ко мне братьев и сверстников изменилось после моей первой битвы с моим отцом ханом Турканом.

Я случайно увидел, как мой отец в гневе схватил за волосы маму. Я не мог себе объяснить, что между ними произошло, но я знал, что мама в опасности. Всё что я смог сделать – это впиться зубами в ногу отца, пытаясь вырвать зубами куски плоти. Выбитые молочные зубы и сломанный нос  стали результатом моей первой битвы с взрослым человеком.

Период  с семи до четырнадцати лет моей жизни, сверстники боятся меня. Используя силу, я жестоко расправляюсь с братьями и сверстниками, при малейшем сопротивлении моей воли. Моё отношению к  слабым людям  – это презрение и отвращение.

По просьбе хана Берке, третьего сына хана Джучи,  дяди моего отца, меня отправляют к хану Берке. У хана Берке нет сыновей, и он видит во мне наследника  улуса Джучи, обладающим всеми качествами жестокого монгольского воина завоевателя.

Воины хана Берке перевозят меня из Сарая-Бату в Сарай- Берке расположившегося на левом берегу реки Ахтубы, рукава реки Волги. У меня начинается новая жизнь.

Прежняя моя жизнь с мамой в Сарай-Бату, похожа на короткое мгновение счастья, которое я испытал, не осознавая что человек появляется  в этом мире, для испытаний и страданий.

Хан Берке хитрый и жестокий человек выросший в семье чингизидов. Он знает о проклятии рода чингизидов. Ненависть посеянная великим Чингисханом среди своих сыновей, после убийства старшего сына Джучи, разрушает родственные связи семьи, превращая братьев в соперников и врагов.

Хана Берке третий сын хана Джучи, относится к окружающим его людям с подозрением, он одинок, окружённый жёнами, слугами, роскошью и лестью. Берке видит себя приемником великого хана Бату, правителя улуса Джучи, но на пути у него великий хан Бату, его сын Сартак и внук хана Бату несовершеннолетний чингизид Улагчи.

В своих детских снах я не мог увидеть, в своих детских фантазиях я не мог представить, какую ужасную роль мне уготовила судьба, руководимая и направляемая, хитрым и жестоким ханом Берке.

1251 год, правитель Улуса Джучи хан Бату отправляет своего брата Берке и старшего сына Сартака, с тремя туменами войска в столицу Монгольской империи город Каракорум. Цель военного похода помочь брату Мунке взойти на престол кагана Монгольской империи. Собранный джучидами курултай после смерти кагана Гуюка, провозглашает великим ханом Мунке.

Хан Берке желающий стать правителем Улуса Джучи, и потенциальный наследник Монгольской империи хан Хубилай, договариваются о захвате власти.

Декабрь 1258 год в ставке Сарай-Бату, внезапно умирает правитель Улуса Джучи, тридцати трёхлетний хан Бату. Наследником Золотой Орды должен стать его старший сын Сартак, находящийся вместе со своим сыном Улагчи в столице Монгольской империи городе Каракорум.

Февраль 1259 год в столице Монгольской империи городе Каракорум, от неизвестной болезни умирает Великий хан всех ханов (каган) Мунке, правящий империей монголов с 1251 года. На титул кагана Монгольской империи претендуют два брата: хан Хубилай, и хан Ариг-Буга.

Родовое проклятие чингизидов забирает жизни внуков Чингисхана, кагана Мунке правителя Монгольской империи, и его брата хана Бату, правителя Улуса Джучи. Ненависть сыновей Чингисхана друг к другу, передалась их внукам и правнукам. Оспаривая и деля между собою огромные территории Монгольской империи, потомки великого Чингисхана убивают друг друга, разрушая и превращая в пепел могущественную империю созданною их пращуром.

Волей судьбы я становлюсь орудием мести, проклятия нависшего над родом чингизидов.

Странствующие по свету пращуры, наделили хана Джучи правителя Золотой Орды внешностью норвежского воина, мне от прадеда  хана Джучи досталась не только внешность, но и его азиатская жестокость и коварство, и дар моих норвежских пращуров слушать вселенную.

Шесть месяцев жизни в сарай-Берке кажутся вечностью.

Меня обучают тактике ведения боя верхом на коне, против конного и пешего противника. Я совершенствую технику стрельбы из монгольского лука при наступлении на противника и отступлении. Особенность монгольского лука – это  небольшой размер и совмещение слоёв дерева с костяными пластинами, что позволяло стрелять  из лука на более длинное расстояние в сравнении с европейскими русскими, арабскими луками. Тайна изготовления монгольского лука охраняется как и тайна создания и ковки самурайских мечей.

Тактика ведения боя монгольских всадников – это хаотичное наступление на противника, с не прекращающейся скоростной стрельбой из монгольского лука. Монгольские воины хаотично передвигаются по полю боя расстреливая своих противников оставаясь вне зоны поражения вражеских стрел. Если стрелы противника достигают  монгольских воинов, монголы по команде разворачивают своих коней и отступают на безопасное расстояние, выходя из зоны поражения вражеских стрел, не переставая убивать противника ведя стрельбу из за спины. Наступление монгольской армии на противника похоже на прибой океана.  Быстрое отступление монгольской армии похоже на трусливое бегство.  Монгольская тактика контролируемого наступления и отступления наносит противнику больше потерь чем лобовое столкновение с использованием мечей,сабель и копий.

Вечера а провожу в юрте хана Берке. Придворный целитель Алаг рассказывает и показывает мне как действует яд червя Олгой-хорхой на живой организм. Смертоносный червь проживает в регионе Центральной Азии в пустыне Гоби расположенной на территории Монголии и Китая. Учитель Алаг  проводит эксперименты на животных показывая мне как яд червя Олгой-хорхой  убивает, попадая на вещи которые носит человек, на предметы которыми пользуется человек, учит меня рассчитывать дозу яда, для  медленного умерщвления человека в течении недели или месяца.

Мне тринадцать лет, задача учителя разрушить и подчинить мою волю, сделав из мальчика хладнокровного убийцу подчиняющегося приказам учителя. Мои сны наполнены ужасными картинами умирающих людей. Утро не приносит мне облегчения. До начала утренних тренировок стрельбы из лука и рукопашного боя у меня остаётся немного  времени которое я использую читая Священное Писание, переданною мне моей мамой. Не понимая значение слов я чувствую как мне становится легче, в эти минуты я опять чувствую себя беззаботным подростком  любующимся синим небом простирающимся над Золотой Ордой.

Весна 1259 года. Из ставки Сарай-Берке отправляется экспедиция в столицу монгольской империи город Каракорум. Формально экспедицию возглавляю я, правнук великого Чингисхана. Меня сопровождает ненавистный мне учитель Алаг. Официальная цель экспедиции преподнести дары и передать соболезнование старшему сыну умершего хана Бату, хану Сартак. Передать письмо хана Берке в котором хан Берке присягает в верности законному правителю улуса Джучи, хану Сартак.

Хан Берке искушённый политик и заговорщик, зная о вражде и недоверии друг к другу в семье чингизидов, использует меня, тринадцатилетнего подростка в борьбе за престол улуса Джучи.

В состав экспедиции входят два венецианских купца, Никколо и Маттео Поло. Хан Берке поставил перед купцами задачу разведать подкупить, и склонить к сотрудничеству с ханом Берке людей отвечающих за безопасность купеческих факторий расположенных на Великом шёлковом пути проходившем по территории Великой монгольской империи, из Китая в средиземноморские страны.

Дань собираемая великим ханом с купцов перемещающих свой товар по шёлковому пути, приносит в казну великого хана несметные богатства, позволяющие содержать огромное монгольское войско, и планировать расширение границ Великой монгольской империи.

Через сутки пути наша экспедиция достигает ставки правителя улуса Джучи. В Сарай-Бату объявлен траур по безвременно ушедшему хану Бату. Монголы  оплакивают великого воина покорившего многие народы Азии и Европы.

Я подросток, мои мысли и моё восприятие окружающего меня мира связаны тонкой паутинкой воспоминаний о маме. Иногда я слышу ее голос, мысленно я прошу у мамы совета как мне поступить. Безжалостное время пытается стереть тонкую паутинку нашей родственной связи.

Я хочу увидеть маму. Учитель Алаг организовывает нашу встречу.

Долгожданная встреча с мамой.

Тёплые руки мамы гладят мои волосы. Я не могу сдержать слёз, я боюсь рассказать маме о том каким чудовищем станет её сын Менгу-Тимур. Время летит быстро, я не хочу врать маме, я просто молчу, плачу и слушаю родной голос единственного близкого мне человека. Я чувствую, я знаю что – это последняя моя встреча с мамой.

Утром наша экспедиция покидает Сарай-Бату.

До Ургенч бывшей столицы Хорезмского государства завоёванного монголами и вошедшего в улус Джучи, нам предстоит пройти 1400 км., это одиннадцать – тринадцать дней пути верхом на конях. Город Ургенч является одним из торговых центров Центральной Азии, через который проходит Великий шёлковый путь.

Одиннадцатый день пути, из Сарай-Бату до города Ургенч, Мы видим высокие каменные стены бывшей столицы Хорезмского государства. Я поражён величием каменных стен охраняющих город от нападения. Я не видел ничего подобного в своей жизни. Глубокий ров, расположенный перед каменными стенами города заполнен водой, достигает в ширине тридцать метров. Я поражён как мой прадед великий Чингисхан смог захватить такой неприступный город. Городом управляет наместник хана Бату.

Экспедиция, минуя северный мост, въезжает в узкий туннель, над которым нависают каменные стены с бойницами. Туннель заканчивается массивными воротами. Воины, охраняющие ворота пропускают нашу экспедицию в город. Город разделён на две части, нижний и верхний квартал. Верхний квартал отделён от нижнего квартала глубоким рвом и высокими каменными стенами. В нижнем квартале города расположены жилые, рабочие помещения и городские рынки.

Нас провожают к верхнему или священному городу вооружённые монгольские воины. Священный город утопает в зелени, улицы города вымощены камнем, в городе есть водостоки и канализация. Мы направляемся к колонному залу, по коридору стены которого расписаны портретами хорезмийских царей. На изображениях я вижу безбородые и безусые лица с длинными чёрными волосами, гладко зачёсанными назад, на изображениях уши хорезмийских царей, окрашенные в кроваво красный цвет, символ плодородия и власти.

Меня, моего учителя и венецианских купцов, Никколо и Маттео Поло, встречает правитель города Ургенч, наместник хана Бату.

Для правителя Мэргена принимать в своём дворце, принца джучида,правнука великого Чингисхана большая честь. Я передаю наместнику Мэргену, письмо от хана Берке, и передаю правителю города слова моего дяди хана Берке:

«Для предотвращения безвластия после смерти хана Бату, в одном из городов Золотой орды, в котором собирается дань с купцов перевозящих товар по Великому шёлковому пути. До сбора курултая в столице Великой монгольской империи городе Каракорум, на котором по праву старшего сына Бату, хан Сартак займёт престол улуса Джучи. Младший брат хана Сартак, принц хан Берке берёт под свой контроль, город Ургенч, и назначает временным правителем города Ургенч хана Мэргена».

Искушенный интриган и политик хан Берке, точно рассчитал реакцию правителя города Ургенч. Хан, соглашается остаться правителем города, и подчиняется хану Берке.

В честь приезда принца чингизида Менгу-Тимура, правитель города хан Мэрген, организовывает пир.

Меня встречают, как принца джучида, оказывая почести к которым я не привык. Сладкая лесть, кумыс, полуобнаженные танцовщицы. И голос ненавистного мне учителя говорящего мне: «Будь покорным мне, и ты узнаешь все наслаждения мира!»

Ранним утром наша экспедиция отправляется в путь. До столицы Чагатайского улуса города Алмалык 4300 километров по Великому шёлковому пути.

Путешествуя по Великому шёлковому пути, я вижу логичность и эффективность законов Яса, создающих правила коммуникаций внутри Великой монгольской империи.

Я изучал с учителем закон великой власти, Яса (Их засаг), написанный моим прадедом великим Чингисханом. Закон великой власти состоит из шести частей:

Устройство Великой монгольской империи (государственный строй) военная и государственная администрация;

Закон о вероисповедании. Бог един, а пути к нему разные;

Закон о войне. Все мужчины должны служить в войске, а не участвующие в войне мужчины, должны бесплатно работать;

Закон о браке. Мужчина  должен выкупить свою жену, родственные браки запрещены;

Закон о быте. Женщины должны заниматься домом, мужчины войной и охотой;

Закон о преступлении. Укравшего коня или вола, казнить. За меньшее воровство наказать исходя из ценности украденного имущества.

В первой части закона Яса написано, что Великим ханом может стать только представитель Золотого рода, прямой потомок Чингисхана – чингизид.

Закон великой власти Яса, в разделе, посвящённом государственной администрации и ее структуре, прописаны правила, и ответственность за содержание и безопасность путей международной торговли (дорог), по которым передвигаются товары купцов и продукция натурального, и денежного налогообложения. В Яса указанны привилегии для послов и ханских гонцов, представители которых должны обязательно предъявлять на почтовых станциях – яма (ямская станция), подорожные или металлические дощечки – пайцзы. Предъявление подорожной или пайцзы гарантирует путешественнику ночлег, еду, предоставление отдохнувших и накормленных лошадей.

Ямские службы обслуживает местное население – это самый тяжёлый налог для населения. Двадцать тысяч местного населения должны содержать одну ямскую службу обеспечивая, её конями, волами и провизией. Распорядитель ямской службы несёт ответственность за недостачу провизии и коней. При выявлении недостачи, распорядителю отрезают губы и нос, или умерщвляют, подвергая жестоким пыткам.

Каждые сорок километров пути мы видим построенные почтовые станции – ямы. Сорок дней пути под палящим солнцем с короткими остановками для сна и отдыха, и смены лошадей, кажутся мне вечностью.

В полдень сорок первого дня пути мы достигаем столицы Чагатайского улуса расположенного в долине реки Или.

Чагатайским улусом правит внук хана Чагатая, правнук великого Чингисхана, хан Алгу.

По прибытию в Алмалык я узнаю о событиях, которые развиваются в борьбе за титул кагана Великой монгольской империи, после скоропостижной смерти внука Чингисхана, четвёртого великого кагана Мунке.

Небесный Бог монголов Тенгри отвернулся от прямых потомков Чингисхана. Проклятие рода чингизидов убивает Золотой род, разрушая родственные связи.

За сорок дней моего путешествия межу столицей улуса Джучи, и столицей улуса Чагатай, объявлена воина между внуками Чингисхана, ханом Хубилаем, и ханом Ариг-Буга.

Правнук великого Чингисхана, правитель Чагатайского улуса хан Алгу, поддерживает в гражданской войне хана Ариг-Буга. Мой дядя хан Берке послом, которого являюсь я, поддерживает в войне за титул кагана Великой монгольской империи, хана Хубилая.

Отменены предварительные договорённости между послом хана Берке, правнуком Чингисхана Менгу-Тимуром, и правителем улуса Чагатай, правнуком Чингисхана Алгу, прибыть вместе в город Каракорум, для участия в курултае, который изберёт нового кагана Великой монгольской империи. Также отменён на неопределённое время курултай.

Правитель улуса Чагатай, хан Алгу, отказывается принимать меня, и дары хана Берке. Наша экспедиция, минуя город, Алмалык направляется в город Каракорум.

 

Время, информация о событиях, происходивших в Великой монгольской империи, советы ненавистного мне учителя, отделение (сепаратизм) проявляемый правителями улусов Великой монгольской империи, влияют на моё восприятие окружающего меня мира, и формируют меня как личность. Я перестал быть подростком. Я знаю, что я хочу. Моей целью является власть, которая даст мне возможности. Первый мой шаг на встречу к власти, убрать всех кто стоит на моём пути.

Через двадцать дней преодолев 1700 километров пути, наша экспедиция достигает столицы Великой монгольской империи города Каракорум. Я восхищён величеством города, в который приезжают в знак покорности перед великим монгольским каганом, цари покоренных им царств. Въехав в город через западные ворота наша экспедиция, словно песчинка, растворяется в бурном океане людей разных национальностей и вероисповедании. У меня по спине пробегает холодок, я чувствую энергию города, в котором вершатся судьбы миллионов людей, и государств, планируются новые завоевательные походы изменяющие ход истории. Я прошу Небесного Бога монголов Тенгри, и клянусь стать самым великим завоевателем из рода чингизидов.

В Каракоруме строятся религиозные храмы мусульманской, буддийской, христианской конфессий, процветает международная торговля. Закон великой власти Яса, позволяет купцам безопасно перевозить свои товары по территории всей Великой монгольской империи.

Проехав кварталы, в которых живут ремесленники, и торговцы мы достигаем высоких стен центрального города, за которыми расположены дворцы младших чингизидов, и кварталы оружейников.

Нашу экспедицию встречают слуги правителя улуса Джучи, предлагают отдохнуть после длительной дороги во дворце хана. Через семь дней, третий правитель улуса Джучи, хан Сартак, готов принять меня, посланника своего младшего брата хана Берке.

Все дары хана Берке, проверяют на наличие яда. Если через семь дней слуги проверяющие дары хана Берке не заболеют, и не умрут, вновь избранный третий правитель улуса Джучи, хан Сартак, встретится со мной принцем джучидом, посланником хана Берке.

Каждый участник экспедиции поселяется в изолированное помещение, находящееся под охраной. Учитель Алаг предвидел что правителем улуса Джучи, будут приняты максимальные меры собственной безопасности, и дары хана Берке будут проверяться. Учитель Алаг заранее приготовил, и передал мне небольшой сосуд наполненный ядом червя Олгой-хорхой, который я ношу в кожаном мешочке на шее, под холщовой рубахой.

Из вещей мне оставляют послание хана Берке к хану Сартак, в котором Берке признаёт своего старшего брата правителем улуса Джучи, которое я должен передать хану Сартак. В знак уважения к принцу джучиду, мне так же оставляют оружие, монгольский лук, украшенный серебряными накладками, колчан со стрелами, и кинжал.

Вечером шестого дня моего заточения во дворце, меня предупреждают об утренней встрече с правителем улуса Джучи, ханом Сартак.

Время выполнения моей зловещей миссии настало, до утра осталось несколько часов, я должен нанести равномерно на свиток с посланием хана Берке, небольшое количество яда Олгой-хорхой, и аккуратно завернуть свиток с посланием, не дотрагиваясь до него, в плотный расшитый золотой нитью пергамент. Количество нанесённого на свиток яда должно быть минимальным, яд должен начать действовать разрушая тело моей жертвы не раньше десяти-четырнадцати дней после попадания на руки правителю улуса Джучи. Я также наношу яд на оперение моих стрел. Цель моей зловещей миссии убрать с дороги хана Берке, его старшего брата хана Сартака, и его правопреемника тринадцатилетнего сына, моего сверстника, четвёртого правителя улуса Джучи, принца Улагчи.

 

Бессонная ночь длится вечность, я начинаю понимать, всё что происходит со мной – это не игра, финалом которой будет физическая смерть человека. Утром моя жизнь изменится. Я чувствую, что стою на краю бездны, инстинкты подсказывают мне, что человек забирающий чужую жизнь теряет свою. Мне тринадцать лет и я не знаю, что человек может умереть дважды, и самая страшная – это не физическая а духовная смерть человека.

Наступает новый и последний для меня день моей жалкой жизни.

Правитель улуса Джучи хан Сартак встречает меня в тронном зале своего дворца, моя спина покрывается холодным потом, непроизвольная дрожь пронизывает всё моё тело. Я преклоняю колени перед троном правителя улуса Джучи, и передаю хану Сартак послание его младшего брата хана Берке.

Хан Сартак глазами показывает слуге взять из моих рук свиток с посланием, завёрнутый в пергамент. Слуга освобождает от пергамента свиток с посланием хана Берке, и вслух зачитывает присягу в верности хана Берке своему старшему брату правителю улуса Джучи, хану Сартак.

Моя зловещая миссия провалена, я облегчённо выдыхаю воздух из лёгких. И вдруг хан Сартак обращается к слуге: «Передай мне послание, я хочу удостовериться в подлинности подписи и печати моего брата хана Берке!»

Небесный Бог Тенгри отвернулся от правителя улуса Джучи, позволив мне забрать жизнь хана Сартак.

Правитель улуса Джучи обращается ко мне: «Менгу-Тимур, я помню тебя маленьким мальчиком, я видел мужество маленького джучида готового противостоять всем своим братьям. Меня поражает твоё внешнее сходство с моим отцом ханом Джучи! Я рад видеть тебя в качестве посла от моего младшего брата хана Берке. Я знаю, ты будешь верным мне и моему сыну принцу Улагчи! Род джучидов должен быть единым!»

Я не верю своим ушам. Мужчины из рода джучидов, ни когда не говорил со мной так откровенно. Я не ожидал услышать эти слова от хана Сартака, правителя улуса Джучи, от человека у которого я сегодня забрал жизнь.

Хан Сартак продолжает говорить: «Великая монгольская империя, сегодня в трауре по великому кагану Мунке безвременно ушедшему из жизни! Я не смогу организовать пир в честь хана Берке, присягнувшему мене в верности! Я по просьбе моего сына, принца Улагчи хочу, чтобы вы встретились, вы братья и в ваших венах течёт кровь великого прапрадеда Чингисхана!»

Я чувствую себя листком, сорванным с дерева. Ветер несёт меня помимо моей воли, и конечный мой путь – это место моих вечных мук.

Слуги проводят меня во внутренний двор дворца.

Принц Улагчи встречает меня. Я помню Улагчи. Невысокого роста мальчишку с лунообразным лицом маленьким носом и раскосыми глазами рыси. Улагчи дразнил меня за высокий рост, светлую кожу, и синие глаза. Улагчи вырос, став стройным юношей, но глаза остались раскосыми глазами рыси. Мы обнимаемся как братья. Улагчи предлагает посоревноваться в стрельбе из лука, как в детстве.

Всё что происходит со мной, напоминает мне страшный, кем-то запланированный сон.

Улагчи предлагает мене в знак дружбы и верности друг другу, обменяться нашими луками, и провести состязание двух воинов джучидов. Слуги приносят принцу Улагчи мой лук и колчан стрел. Мне передают лук и колчан со стрелами принца Улагчи.

Спор между мной и принцем Улагчи, решён Небесным Богом Тенгри.

 

На следующий день, прошу хана Сартак, позволить мене и моим людям отправиться на север Китая, в монастырь на горе Суншань, где я планирую заняться изучением духовных практик, китайских монахов мудрецов. Получив разрешение покинуть дворец хана Сартак, наша экспедиция отправляется в путь.

Яд которым отравлены Хан Сартак, и его сын, принц Улагчи, начнёт убивать их тела, через десять-пятнадцать дней. Если я ошибся с дозой яда, и яд начнёт действовать раньше, меня и моих спутников ждёт смерть.

Хан Сартак почувствовав первые признаки смерти, и обнаружив такие же признаки у принца Улагчи, без труда поймет, кто является убийцей. Гонцы курьерской службы в течение 24 часов доставят приказ хана Сартака на ямскую станцию, где мы остановимся на ночлег и смену лошадей. По Закону великой власти Яса, люди, покушающиеся на жизнь чингизида, должны умереть.

Для нашей безопасности, экспедиция должна в течение десяти дней преодолеть путь в 1100 километров, и достичь города Шанду в котором, размещена ставка хана Хубилая. Новая столица монгольской империи город Шанду находится на севере Китая, в покорённой ханом Хубилаем, китайской империи Юань.

Я являюсь исполнителем воли хана Берке, в череде убийств родственников, с целью захвата власти в Великой монгольской империи.

По договорённости между ханом Хубилаем и ханом Берке, улус Джучи после смерти хана Сартак, и его сына принца Улагчи, переходит под правление хана Берке. После смерти великого кагана хана Мунке, его место занимает хан Хубилай, а правитель улуса Джучи хан Берке, окажет Хубилаю помощь, проголосовав за него на курултае, а при необходимости окажет ему военную помощь в начинающейся гражданской войне между претендентами на великое ханство, ханом Хубилаем и его братом ханом Ариг-Буга.

Мои норвежские пращуры дали мне дар, слушать вселенную.

Девятый день пути нашей экспедиции из Каракорума в Шанду. Ночью во время сна, я физически чувствую присутствие принца Улагчи.

Принц Улагчи задаёт мне вопрос: «Брат, почему ты убил меня?»

Просыпаюсь, смотрю по сторонам, пытаюсь себя успокоить, не получается. Мокрая от пота одежда, и болезненное ощущение холода, сопровождающая дрожью во всём теле.

Я знаю, хан Сартак и принц Улагчи, ушли из окружающего нас мира насилия, и я стал причиной их физической смерти. Я так же понимаю, что инстинкты убийцы себе подобных людей в меня заложил мой учитель Алаг.

Всё что я хочу – это избавиться от ненавистного мне учителя манипулирующего моим сознанием. Мой план мести прост человек, убивающий себе подобных, должен уйти из жизни, и учитель Алаг будет отравлен мною, с помощью яда Олгой-хорхой.

Я наношу яд червя Олгой-хорхой на изгиб переднего края седла, за который может дотрагиваться руками учитель Алаг.

Десятый день путешествия нашей экспедиции. Учитель Алаг, не может держаться в седле, кровавый понос и обезвоживание тела. Моя цель достигнута учитель Алаг умирает.

Убив своего учителя, я становлюсь следующей жертвой закона возмездия.

Экспедиция достигает стен города Шанду, символа богатства и роскоши монгольской империи, находившейся под контролем хана Хубилая завоевателя северного Китая.

Хан Хубилай уже знает о смерти хана Сартак и принца Улагчи. Хубилай так же знает о смерти учителя Алаг. Мне назначен приём. Слуги хана проводят меня в тронный зал.

Я вижу хана Хубилая. Лунообразное лицо хана и прищуренные глаза рыси готовой к прыжку, мои ноги непроизвольно начинают дрожать, я вижу глаза убитого мною принца Улагчи. Хубилай с удивлением смотрит на меня. Я вижу, и чувствую как моя внешность прямого потомка Чингисхана внука хана Джучи, удивляет, и раздражает моих родственников чингизидов.

Хан Хубилай обращается ко мне: «Я вижу долговязого ещё не сформировавшегося юношу. В тринадцать лет я учился стрельбе из лука, и конфликтовал со своими сверстниками. А ты смог убить своего родственника чингизида хана Сартак, воина побеждавшего во многих сражениях. Ты убил и его сына принца Улагчи, и своего учителя! Менгу-Тимур, ты заслуживаешь самой страшной смерти! Но я не готов убить прямого потомка Чингисхана. Я знаю, ты хочешь отправиться в монастырь на горе Суншань. Ты сегодня должен покинуть Шанду.»

На ватных не слушающихся меня ногах выхожу из тронного зала. Я не могу понять, что произошло, я всё сделал, как мне приказал мой дядя хан Берке. Дядя заверял меня, что хан Хубилай будет, моей защитой.

Осенью 1260 года, попрощавшись со своими друзьями венецианскими купцами, Никколо и Маттео Поло, я спешно покидаю город Шанду.

Меня сопровождает китайский юноша по имени Гуанг. Нам предстоит пешком пройти 900 километров при условии, что мы будем идти 12 часов в сутки, через семнадцать дней мы достигнем нашей цели, монастыря Шаолинь расположенного на горе Суншань.

Мой проводник Гуанг, рассказывает мне о монастыре, и учении Чань-буддизм, которое исповедуют монахи монастыря. Китайское слово чань – означает отстранённость или избавление, на практике – это означает методы созерцания и медитации. Монахи монастыря используют духовные практики созерцания и медитации учителя, индийского монаха Бодхидхарма, прибывшего в Китай морским путём в 530 году нашей эры, и поселившегося в монастыре Шаолинь. Буддийский монах Бодхидхарма проповедующий основополагающие принципы буддизма, одним из которых является принцип воздержания от убийства, учил своих учеников, говоря: «Война, и убийство себе подобных несправедливы. Но ещё более несправедливо, быть не готовым защитить себя!». Монахи монастыря изучили Дзэн, практики боевого искусства. Практики боевого искусства Дзэн учат монаха не пытаться анализировать своего противника во время боя, сосредотачиваясь на руках, ногах, и оружии противника. Логический анализ действий противника и планирование своих действий во время конфликта, обязательно приведут к поражению. Мысль человека слишком медленна, в бою всё решают доли секунды. Практики боевого искусства Дзэн учат использовать не отягощённое мыслями сознание, и подобно зеркалу мгновенно и спонтанно отражать любые агрессивные действия противника. И основная цель боевых практик не совершенствование умений причинять вред своему противнику, основная цель боевых практик лишение возможности нападения агрессивного противника, на нападающего.

Восемнадцатый день нашего путешествия, нам предстоит пройти по узкой тропе, вырубленной в скале Суншань, ведущей к монастырю. Ширина тропы с осыпающимися под ногами в бездну камнями не больше метра. Для меня – это испытание, ноги дрожат, я с ужасом вижу перед собой бездну.

Мой проводник Гуанг улыбаясь, обращается ко мне: «Менгу-Тимур ты хочешь изучать духовные практики учителя Бодхидхармы, но не можешь контролировать своё сознание! Не думай о бездне под ногами, просто иди вперёд. У тебя есть выбор, идти вперёд или вернуться!»

Время для меня растянулось в долгие часы, я иду над бездной, успокаивая себя, и молясь верховному божеству неба Тенгри. Моя цель путешествия достигнута, я вижу монастырь, расположенный на четырёх уровнях скалы Суншань.

Нас встречают монахи монастыря, мой проводник Гуанг, что-то говорит монахам на китайском языке. Меня отводят в небольшое помещение с небольшим окном, расположенным возле потолка, в котором я вижу синее небо, такое же, как небо над Золотой ордой.

Ко мне приходит монах, Вансонг Синьлу, у меня ощущение, что он смотрит сквозь меня на стену находящуюся за мной. Учитель Вансонг Синьлу обращается ко мне на языке, который я не знаю, но я понимаю все, о чём он говорит: «Менгу-Тимур, я знаю, зачем ты пришёл! Ты сам выбрал свою карму, испытываемые тобою страдания – это следствие, а причина – это греховные действия совершенные тобою. Я не смогу изменить твою карму. Но я вижу, как ты страдаешь, я помогу тебе, заглушить сжигающую тебя боль».

Шесть лет проведённые мною в монастыре, и применение духовных практик учителя Вансонг Синьлу научили меня не рефлексировать болезненно на еженощные встречи с убитым мною принцем Улагчи. Я научался осознавать принимать, и нести свою карму, не разрушая себя физически.

Ежедневная медитация и тяжёлый физический труд, позволили мне всего лишь притронуться к знаниям Чань-буддизма. Я понял, что такое плоды кармы. Мои прошлые жизни в телах славянских и норвежских воинов, мои грехи и страдания в теле Менгу-Тимура всё это причинно следственный ряд называемый сансарой, круговорота рождений и смерти в мирах ограниченных кармой, души тонущей в океане сансары. Шесть лет моей жизни в монастыре пролетели как один день.

Весенним утром 1266 года на пороге своего жилища я вижу проводника Гуанг. Смотрю в его глаза, и понимаю, что возвращаюсь в мир насилия. Великий Хан Хубилай приказывает мне вернуться в его главную столицу Великой монгольской империи город Ханбалык.

У подножья горы Суншань нас ждут лошади. Девять дней пути, я узнаю от Гуанг, обо всех событиях прошедших за шесть лет в Великой монгольской империи.

В 1260 году курултай, собранный в городе Шанду провозгласил великим ханом монгольской империи, хана Хубилая. На курултае в Шанду присутствовали не все представители правящей династии чингизидов. Этот факт позволил хану Ариг-Буга оспорить, решение курултая в Шанду. Через месяц Ариг-Буга собирает новый курултай в столице монгольской империи городе Каракорум, и его выбирают великим ханом. Начинается гражданская война меж Хубилаем и его братом Ариг-Буга, которая заканчивается в 1265 году поражением и пленением хана Ариг-Буга.

Закончив гражданскую войну, Великий хан Хубилай начинает войну против Сунской империи расположенной на юге Китая.

После смерти хана Сартак и его сына принца Улагчи, правителем Улуса Джучи, становится мой дядя хан Берке. Хан Берке поддерживает на курултае в городе Шанду, избрание Великого хана Хубилая.

Но проклятие рода чингизидов, превращает в безумцев братьев готовых убивать друг друга ради власти, и контроля над товарными и денежными потоками, проходящими из Китая в Европу, по территории Чагатайского улуса, Улуса Хулагуидов и Улуса Джучи.

Хан Берке став правителем Золотой орды объявил войну против правителя Чагатайского Улуса хана Алгу, поддержавшего хана Ариг-Буга. В результатом кровопролитной войны правитель Чагатайского Улуса хан Агагу подчиняет себе земли контролируемые ханом Берке – это город Хорезм, являющейся крупной торговой факторией на Великом шёлковом пути.

Правитель Улуса Джучи хан Берке просит о военной поддержке Великого хана Хубилая, но Хубилай занят войной за престол со своим братом Ариг-Буга.

В свою очередь правитель Улуса Джучи хан Берке, отказывается отправлять часть дани собираемой на территории Золотой Орды в ставку Хубилая, расположенную в новой столице монгольской империи, городе Ханбалык.

Круг ненависти, и предательства между родственниками замкнулся.

Я с ужасом понимаю, зачем обо мне вспомнил Великий хан Хубилай.

На девятый день пути мы достигаем новой столицы монгольской империи, города Ханбалык. Великий хан принимает меня в тронном зале в день моего прибытия в город.

Я вижу лунообразное лицо Великого хана и его глаза рыси готовой к прыжку. Мои самые страшные опасения подтверждаются.

Великий хан обращается ко мне: “Я вижу перед собой сильного воина! Менгу-Тимур я наслышан о том, что ты проявил усердие, и стал одним из лучших учеников монастыря Шаолинь. Мне известно, что ты пишешь философские трактаты о жизни и смерти. И я предлагаю тебе сделать свой выбор, жить или умереть. Мои требования просты, я дарю тебе жизнь, а ты взамен на мою услугу, забираешь жизнь моего брата Ариг-Буга. У тебя есть время до утра, сделать свой выбор. Твоя возможно последняя ночь должна быть весёлой, ты проведешь ее среди моих самых прекрасных наложниц. Твоё утро зависит от принятия тобой решения поменять жизнь на жизнь и, если ты откажешься, я сам придумаю для тебя мучительную смерть, и с удовольствием буду слушать как подающий надежды философ и последователь Чань-буддизма, будет просить меня о быстрой смерти!”

Наступило утро, и тяжёлое похмелье. Великий хан Хубилай ждёт моего ответа.

Я не готов проститься со своей жизнью. У меня нет энергии, противостоять великому хану Хубилаю, мои знания Чань-буддизма оказались ничтожно малы, я раздавлен, и лишён воли к сопротивлению. Слуги ведут меня в тронный зал.

Великий хан Хубилай обращается ко мне: «Менгу-Тимур я вижу в твоих глазах ответ. Ты сделал правильный выбор, мне нужны преданные люди готовые беспрекословно выполнят, мои приказы. Твоя ценность для меня в том, что мы с тобой одной крови, ты чингизид, и я планирую заменить строптивого правителя улуса Джучи хана Берке. Его приемником станешь ты!»

Я вижу перед собой глаза рыси готовой к прыжку, и с ужасом осознаю, что планирует Великий хан. Я должен стать оружием убийства всех непокорных Великому хану чингизидов.

Великий хан Хубилай словно читает мои мысли, прищурив и без того узкие глаза, обращается ко мне: «Менгу-Тимур ты всё правильно понял! Я не могу себе позволить отдать приказ монгольскому войну, убить прямого потомка великого Чингисхана, унаследовавшего высшую власть в монгольской империи. Ты являешься чингизидом, и ты уже убил двух чингизидов. Ты станешь ангелом смерти для всех непокорных мне чингизидов! Я хочу, чтобы ты, используя свои знания, полученные от отравленного тобою учителя Алаг, избавил меня от моего брата Ариг-Буга. Мой брат должен умирать долго и болезненно, и ни кто не должен заподозрить, что мой брат отравлен. Следующей твоей жертвой станет твой дядя правитель улуса Джучи хан Берке. Ты станешь, по праву чингизида, его приемником. На собранном мною курултае, я подтвержу твоё право стать правителем Золотой орды!»

У меня пересохло во рту, с трудом выговариваю слова благодарности Великому хану, прошу дать мне время на подготовку. Мне необходим яд, помещение и люди, на которых будет испытываться яд.

Великий хан отвечает: «Ты мой гость! Ты получишь все, о чём попросишь. Ты будешь распоряжаться, слугами наложницами рабами. Ты выберешь любое помещение для своих экспериментов, через сорок дней мне нужен от тебя результат. Все люди обслуживающие тебя, знающие о твоих экспериментах так же должны исчезнуть!»

Через двадцать дней после нашего разговора с Хубилаем, хан Ариг-Буга, который находится в плену у Великого хана Хубилая. Чувствует первые признаки болезни. Двадцать дней мучений от неизвестной болезни превращают сильного мужчину полного сил, в дряхлого старика неспособного ухаживать за своим телом, с глазами полными боли и мольбы о быстрой смерти. Моя тёмная миссия выполнена, я очередной раз перешёл красную линию запрета описанного во всех религиях мира. Я знаю, меня ждёт ужасная судьба и ужасная физическая смерть, духовно я умер в тринадцать лет. Закон возмездия, в основе которого лежит закон действия. Человек, убивающий себе подобного, убивает себя. Закон возмездия обязательно настигнет меня.

Осенним утром 1266 года экспедиция, возглавляемая мною отправляться в длительное путешествие, конечной целью которого является ставка хана Берке, правителя улуса Джучи. Нам предстоит преодолеть девять тысяч километров. Меня сопровождают мои друзья венецианские купцы, Никколо и Маттео Поло.

Время пути нашей экспедиции восемьдесят – восемьдесят пять дней.  Я жадно впитываю всю информацию передаваемую мне  купцами Никколо и Маттео Поло. Венецианские купцы одни из первых прошли весь Великий шёлковый путь от стран Средиземноморья до Китая, зарабатывая на торговле и политике. Великий хан Хубилай заподозрив их в подкупе администрации назначенной им в торговых городах факториях собирающих дань в улусе Великого хана, в гневе хотел казнить венецианцев, но сменил гнев на милость и всего лишь вырвал венецианцам ноздри носа. Венецианцы обладают информацией о людях отвечающих за сбор дани во всех торговых городах факториях расположенных в Чагатайском улусе, в улусе Хулагуидов и в улусе Джучи. Я понимаю что венецианцы являются глазами и ушами Великого хана. И не случайно они сопровождают меня.

Copyright © 2021 "Караван историй"